Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Нина Краснова

БОКОВ, КОБЗОН, СТРЕЛЬЧЕНКО И ДРУГИЕ...

28.09.10 (27.08.10, 19:32)

БОКОВ, КОБЗОН, СТРЕЛЬЧЕНКО И ДРУГИЕ...
(Истории от певца и композитора Анатолия Шамардина)

- В начале 70-х годов я первый раз в своей жизни выступал в Большом зале Политехнического музея в сборном концерте, в котором участвовали Виктор Боков, Иосиф Кобзон, Александра Стрельченко... Я выступал наряду с ними, и наряду с другими известными артистами, певцами, поэтами... И взял и пригласил на этот концерт своего хорошего знакомого, Василия Васильевича Познанского, известного театрального и эстрадного режиссёра, человека, разбирающегося в искусстве, в режиссуре, в том числе в эстрадной, чтобы он посмотрел, как я выступаю и как меня публика принимает... А принимала она меня на «ура» (меня публика всегда принимала на «ура» - я говорю это без преувеличения... худсоветы меня критиковали за мой лирический репертуар, без песен гражданского звучания, а публика меня любила)... Я – в том концерте – пел свои песни на стихи Бокова «Луговая рань», «Вишенья-орешенья» и что-то из песен народов мира, на иностранных языках (причем певцы тогда пели без фонограмм)...
После концерта Василий Васильевич поздравил меня с моим успехом и сказал мне:
- Очень здорово ты выступал! Я – в восторге от тебя! И публика тоже! Как же тебя публика любит... и как же она тебя принимает!..
Через несколько дней он позвонил мне и сказал:
- Толя, у меня для тебя хорошая новость... В газете «Известия» написано о концерте в Политехническом музее, в котором ты участвовал... и о тебе написано!..
- Да?! – обрадовался я.
- Хочешь, я прямо по телефону прочитаю, что там написано?
Он прочитал мне информацию о том, что в концерте участвовали Кобзон, Стрельченко, Боков... и другие...
Я удивлённо говорю:
- Василь Василич... А где же там про меня? Про меня там ничего нет. Там написано: «...и другие»...
- Вот «другие» - это и есть ты, это и есть про тебя... под словом «другие» подразумеваешься ТЫ! – сказал мне Василий Васильевич.

Нина КРАСНОВА
Нина Краснова

О ДИКТАТЕ СРЕДЫ

7.04.10, 1:30 и 17:30 (Запись 12.04.10)

О ДИКТАТЕ СРЕДЫ

...У Владимира Солоухина в "Камешках на ладони" мне когда-то попался "камешек" о "диктате среды", то есть о том, как окружающая человека среда (не какая-то там политическая или идеологическая, а среда окружающих тебя людей, например, твоих коллег) давит на человека, на художника, на тебя, и заставляет тебя подчиняться диктату этой среды, то есть заставляет тебя делать не то, что нужно тебе, а то, что нужно ей, и отнимает у тебя твою свободу жить, работать и располагать собой и своим временем так, как хочется тебе, а не кому-то такое еще, и во всем действовать и поступать по своему усмотрению. И очень часто диктат среды превращается в какой-то такой моральный террор.
...Такой диктат я не раз ощущала на самой себе и особенно остро ощущаю его сейчас, когда я вроде бы никому не подчиняюсь и когда я вроде бы обладаю полной свободой жить и работать так, как мне хочется, и идти своим путем, по своей линии, по своей колее, и реализовывать свою божественную программу, а "мелкие птички" окружающей меня среды налетают на меня откуда-то со всех сторон и дергают меня своими лапками и клювиками каждая в свою сторону, кто-то такое -  в одну, а кто-то такое - в другую, дёрг-дёрг-дёрг... и кто-то такое из этих мелких птичек, отвлекая меня от "громодья" моих творческих планов и замыслов и вовлекая меня в какую-то такую мелкую суету сует и забивая мне голову какой-то такой чепухой, просит меня сделать что-то такое то-то и то-то, а кто-то такое - что-то такое то-то и то-то, например, написать какую-то рецензию на чью-то такую (да еще если и на слабую) книгу, когда у меня накопилась уже целая гора и не таких книг, до которых  у меня руки не доходят, или еще написать какую-то рекомендацию в СП кому-то такое, кого я знать не знаю и читать не читала, или еще позвонить кому-то такое из членов приемной комиссии и о каком-то таком "добром гусаре замолвить словечко", или еще прийти на чей-то такое вечер из уважения к кому-то такое и выступить там перед кем-то такое... или еще приехать к кому-то такое куда-то такое и спасти кого-то такое от чего-то такого, например, от какого-то такого безделья и скуки, как будто я какой-то такой массовик-затейник и какая-то такая девушка по вызову, или еще съездить к какому-то такому больному (или к какой-то такой больной) не из числа близких мне людей, когда я и для близких порой не нахожу времени, или еще помочь кому-то такое в чем таком, в чем ему помочь нельзя, потому что он сам себе помочь не может, или еще уделить какое-то такое свое внимание кому-то такое, кому не хватает какого-то такого твоего (то есть какого-то такого моего) или вообще какого-то такого чьего-то внимания, или похлопотать о ком-то такое перед кем-то такое, или перед кем-то таким, кому и этот кто-то такое и ты до лампочки и кто ради тебя и вообще ради кого-то такое палец о палец не ударит, или еще поговорить по телефону с кем-то такое, кто звонит тебе откуда-то такое по какому-то такому своему делу или вообще без какого-то такого дела, и выслушать его, этого кого-то такое, или кого-то такого, и не как-нибудь такое, а - терпеливо и участливо, как будто ты (то есть я) какой-то такой телефон доверия или какой-то такой психотерапевт, причем этот кто-то такое, или кто-то такой будет минимум два часа рассказывать тебе о себе и грузить тебя своими проблемами и лишней информацией, переливая одно и то же из пустого в порожнее, и говорить о чем-то таком, что тебе не очень интересно или даже совсем неинтересно... А следом за ним тебе позвонит кто-то такой другой такой же (мудак, сказала бы я, но зачем мне в своей авторской речи употреблять ненормативную лексику?)... И вот ты, чтобы не обидеть кого-то такое и чтобы как-то такое поддержать кого-то такое чем-то такое, или чем-то таким, каждый раз отодвигаешь и отодвигаешь на задний план какие-то такие свои дела и откладываешь их в какой-то такой дальний ящик и занимаешься не тем, чем тебе нужно бы заниматься, и тратишь себя и свое время не на то, на что нужно бы тратить себя и свое время, и живешь и действуешь как бы не по своей, а по какой-то такой чужой (не божественной) воле, и по какой-то такой не своей, а чужой (не божественной) программе, которую тебе навязывают какие-то такие твои коллеги и какие-то такие совсем чужие тебе люди, каждый со своей стороны.  
Вот это и есть тот самый диктат среды, которому ты подчиняешься, то есть я подчиняюсь (поскольку я говорю здесь о себе)... Причем диктатора в образе какого-то такого одного конкретного лица, как бы и нет, его не видно... Это - некий такой собирательный образ, бриколажный образ, нечто такое единое во многих лицах, которому даже никаких таких обвинений ни в чем таком не предъявишь...
Надо быть очень сильным, и независымым человеком, твердым и жестким в своих принципах, чтобы не поддаваться диктату среды, и не идти на поводу у "мелких птичек", то у одной, то у другой, которые знают, что нужно им, но не знают и не желают знать, что нужно тебе, и не считаются с этим и считают свои мелкие дела важнее твоих больших дел и могут до смерти замучить слона (или тигра), если он не стряхнет их с себя и не отмахнется от них своим хвостом.
...Кто умеет противостоять диктату окружающей среды и делать свое дело и идти своим путем, не отклоняясь от своего главного направления и, так сказать, от своего азимута, - тот достоин восхищения, и только тот и может реализовать свою божественную программу и встать на одну доску с великими.  

Нина КРАСНОВА