Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Нина Краснова

СОЛОТЧИНСКАЯ СЕМЬЯ МОЕЙ МАТУШКИ

Нина Краснова

5 ч. · 

Из рассказов моей матушки

СОЛОТЧИНСКАЯ СЕМЬЯ МОЕЙ МАТУШКИ
Моя матушка, Мария Петровна Краснова (в девичестве Аношкина) рассказывала мне про свою мать (а мою бабушку) и про своего отца (а моего дедушку), про свою солотчинскую семью:

1.
- Мать мою звали Дарья Фёдоровна. Она была из хорошей семьи, то есть значит - из трудолюбивой и зажиточной, и не просто зажиточной, а – по солотчинским меркам – из богатой семьи Кониных. У них была своя пчельня, с большим количеством ульев, был свой мёд, которым они снабжали сельчан… И была своя мельница, которая досталась им от деда, от Карпа Конина. Вся Солотча ходила на эту мельницу молоть муку. И не только вся Солотча, но и жители окрестных сёл. И все называли эту мельницу в честь её хозяина, в честь деда Карпа - Карпушина мельница:
«Ты куды идёшь (едешь) с мукой?» – «На Карпушину мельницу», - говорили они. И всех Кониных они называли не Кониными, а Карпушинами, в честь деда Карпа: «Фёдор Карпушин! Дарья Карпушина!»

Collapse )
Нина Краснова

КОГДА Я БЫЛА МАЛЕНЬКОЙ…

5. 

Я помню себя с двух лет. И даже ещё раньше, с младенческого возраста, когда я ещё не умела ходить. 

Я чётко помню… два эпизода того времени, когда я была совсем маленькой и лежала в качке. 

Эпизод первый. 

Я лежу в темно-сером каменном мире, лежу под сводчатым темно-серым потолком, сливающимся с темно-серыми каменными стенами… это значит – в подвале рязанского дома на углу улиц Революции и Кольцова, где жила наша семья, моя матушка, два моих старших брата и моя старшая сестра, в комнате-двенадцатиметровке. Я лежу с правой стороны комнаты, у округлой стены, головой, затылком к окну, сквозь которое не пробиваются солнечные лучи. Я лежу на мягком матрасике, на простынке… под легким одеялком… в плетёной качке, похожей на продолговатую плетёную корзину, качка темно-зелёного цвета… Я – одна во всём мире. Никого рядом со мной нет. Я проснулась и никого не вижу рядом с собой, не вижу моей мамы. Мне становится страшно, и я зову маму… Как я зову её? Говорить я ещё не умею, как и ходить… и слова «мама» я ещё, наверное, не знаю… Я кричу: «А-а-а-а! А-а-а-а!»

Collapse )
Нина Краснова

КАК МАТЬ АНАТОЛИЯ ШАМАРДИНА ХОРОНИЛИ

(История от Олега Шамардина, записанная Ниной Красновой)

Анатолий Шамардин всегда говорил и время от времени повторял, что трагическое почему-то всегда связано с чем-то комическим. 

И его сын Олег рассказал мне историю, которая может служить наглядным примером этого. 

Когда хоронили мать Анатолия Елену Антоновну, бабушку Олега (которая умерла от рака в 1987 году), а хоронили её в Черкесске, где она и жила, переехав туда со своей семьей из Хасаута-Греческого, и когда уже собирались забивать гвоздями гроб, в котором она лежала, оказалось, что нет гвоздей и молотка, и забивать гроб, то есть крышку гроба нечем. 

- Но ведь были же у нас гвозди, и был молоток! Куда они делись? Куда пропали? – недоумевали гробовщики, не зная, что же теперь делать?

- Что же делать, что же делать? – заволновались родственники… Гроб стоит около вырытой для него ямы. А как же его опускать туда, когда крышку забить нечем. 

Collapse )
Нина Краснова

ДВЕ БЛИЗНЯШКИ ЛЮБЯТ ДЫШАТЬ ДЫМОМ И НИКАК НЕ МОГУТ НАДЫШАТЬСЯ ИМ

14.08.10 (6.08.10, 16:58

ДВЕ БЛИЗНЯШКИ ЛЮБЯТ ДЫШАТЬ ДЫМОМ И НИКАК НЕ МОГУТ НАДЫШАТЬСЯ ИМ

...Каждый день во все времена года и сейчас, летом, в моём подъезде стоят на лестничной площадке у батареи и у окошка две мои соседки, две тонкие-тонкие, с высохшими (усохшими) ногами, руками, грудями и задами, сестрички-близняшки, две точные копии друг друга, которые со своими семьями, с детьми и мужьями, живут в одной квартире, на нижнем этаже, обе они рыжие (крашеные в рыжий цвет), обе кудрявые (с искусственной завивкой), как две пудельковые собачки женского пола (только у собачек завивка - не искусственная, а своя). Эти сестрички-близняшки выходят на лестничную площадку несколько раз на дню и курят там сигареты, стряхивая пепел в консервную банку из-по кильки в томате или из-под лосося в собственном соку и задымливая своим "дымком от папиросы" весь подъезд, от первого до пятого этажа. Когда бы и кто бы из жильцов ни поднимался или ни спускался по лестнице, всегда там, как две гипсовые девушки не с вёслами, а с сигаретами, стоят две сестрички-близняшки и курят и дымят своими сигаретами, пускают дым из своих ноздрей и из открытых ртов, как два Змея-Горыныча. Даже сейчас, когда вся Москва и так в дыму, им обеим не хватает дыма, и они курят и курят и курят сигарету за сигаретой, и никак не накурятся, никак дымом не надышатся вдоволь... и вдыхают и вдыхают в себя свой дым и заставляют и нас дышать этим дымом вдобавок к тому, который есть на улицах и который лезет с улиц в подъезд, во все квартиры, во все окна и двери и во все щели.

Нина КРАСНОВА
Нина Краснова

КРИУША - КРИВУША

30.07.10 (Запись 3.08.10, 21:10)

КРИУША - КРИВУША

...Криуша - это значит Кривуша, по народной этимологии, как Деулино - это значит Девулино, а фамилия Солоухин - это значит Соловухин (Соловуха, соловей, а не солёное ухо, как слышится кому-то).
Село Криуша выросло в рязанской Мещёре, на болотах, по двум сторонам кривой, то есть очень извилистой речки, которую первые поселенцы этих мест назвали Кривая, а село потом назвали в честь этой речки ласкательным словом Кри(в)уша...
Речки этой в селе давно нет, она в советское время высохла, когда мелиораторы осушили болота вокруг Криуши, как осушили они их почти во всей Мещёре, в интересах народного хозяйства, так сказать.
Была в Криуше церковь, но в советское время её разрушили, как разрушили у нас и все другие церкви во всех русских, в том числе и рязанских селах. От неё осталась только "дорога к храму", а самого храма давно нет, как и реки.
А теперь вот и села уже нет. Поскольку оно на днях сгорело, когда во всей Мещёре горели (и сейчас всё ещё горят) торфяники на месте болот, которые в своё время осушили мелиораторы...
...В Криуше когда-то какое-то время жила у своей родни моя матушка, уроженка Солотчи, когда только-только вышла, выскочила в 16 лет, замуж за моего отца, уроженца соседствующего с Солотчей села Заборье.
...В Криуше когда-то, в последние годы своей жизни, жил младший брат моей матушки дядя Коля, портной Золотые руки, который работал истопником в детдоме Солотчи, где и умер под Новый год, в 1984 году... и похоронен в Солотче, где семь лет назад, в 2003 году, была похоронена и моя матушка...

...Для меня все названия сёл рязанской Мещёры, всей этой ветки (с ответвлениями в стороны от Большой дороги) - Солотча, Заборье, Поляны, Давыдово, Аграфенина пустынь, Варские-Шумашь, Полково, Спас-Клепики, Ласково, Кельцы, Передельцы, Криуша, Деулино (Девулино) - звучат как слова песни о моих корнях и о моей матушке, которая в каждое из этих названий вкладывала столько своей любви и светлого художественно-поэтического отношения к каждому из этих сёл и ко всему этому миру своего детства, который окружал её до её замужества и до переезда с моим отцом в Рязань, где я родилась через много лет после этого, после того, как родилось шестеро моих братьев и сестёр, из которых трое умерло до меня, перед войной и в войну... я была у моей матушки седьмым ребёнком по счёту, а росла четвёртым, с одной сестрой и с двумя братьями...

Нина КРАСНОВА