Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Нина Краснова

ОПЕРАТОР ДМИТРИЙ ГРИГОРЬЕВ (Часть фотосессии 1)

Нина Краснова с Еленой Ключевской и Владо Илиевым.

Администратор · 3 дн.

ОПЕРАТОР ДМИТРИЙ ГРИГОРЬЕВ

На одном из творческих вечеров моей подруги, писательницы Рады Полищук я познакомилась с оператором Дмитрием Григорьевым, который заснимал это важное мероприятие на видеокамеру. Причём видеокамера была у него со штативом, который нужен для того, чтобы она не прыгала и не дрожала, не тряслась в руках, чтобы у неё была твёрдая опора и чтобы руки не устали держать её два или два с половиной часа, пока идёт вечер.

Collapse )
Нина Краснова

МОБИЛЬНЫЙ ТЕЛЕФОН

Нина Краснова

Поэт Виктор Кирюшин написал на страничке своего фейсбука, что забыл у себя на даче свой смартфон, когда уезжал в Москву:
"16 июня в 17:00 ·
НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ...
Уехал в Москву и забыл смартфон на даче. Три дня без звонков, смс, писем, социальных сетей. Полное ощущение свободы. Какое счастье!"

Я написала к этой страничке такой комментарий:
"16 июня в 13:00
Виктор, я очень хорошо понимаю тебя! Потому что уже больше года живу без мобильного телефона. Он в мае прошлого года почему-то перестал заряжаться у меня, и я всё собиралась сходить в мастерскую, узнать, что с ним случилось. И до сих пор так и не сходила и не узнала. И так и живу без него. Мои друзья-коллеги удивляются и ужасаются: "Нина, как же ты живёшь без мобильного телефона?!" А я живу и обхожусь без него прекрасно - и так и говорю всем!"

Нина КРАСНОВА

Нина Краснова

И НЕЧЕГО ВОЗМУЩАТЬСЯ ЦЕНАМИ!

17.10.10 (Запись 9.10.10)

И НЕЧЕГО ВОЗМУЩАТЬСЯ ЦЕНАМИ!
(История от певца и композитора Анатолия Шамардина)

Зашёл как-то в компьютерный магазин на Лубянке «Белый ветер»... не белый ветер зашёл в компьютерный магазин на Лубянке, а зашёл один покупатель в компьютерный магазин «Белый ветер» на Лубянке... Мужчина преклонного возраста, весь какой-то такой неблагополучный, в «обтерхатом» пальто, в старых нечищеных опорках со сбитыми задниками и «ободратыми» носами, не респектабельный такой господин, не вписывающийся в дизайн и в интерьер фирменного магазина... Чувствуется, что шел он, шел по улице и явно куда-то не туда зашел, куда шел... и что в этом магазине ему вообще-то делать нечего. Но раз он попал сюда, то почему бы ему не посмотреть, что тут есть? Это даже интересно...
Ходит он там, как все люди, как все другие – респектабельные - покупатели, которых там, впрочем, немного (не респектакбельных, а вообще всех, их там всего три человека, и только он один среди них не респектабельный), ходит-походит он там, один нереспектабельный среди всех (трех или четырех) респектабельных, переходит от прилавка к прилавку, от стеллажа к стеллажу, смотрит, какие там компьютеры, мониторы, принтеры стоят и сколько они стоят, подойдёт к одному компьютеру, монитору или принтеру, посмотрит на него, потом на ценник, и начинает возмущаться ценами, прямо вслух, на весь магазин:
- Сколько стоит этот прибор? Пять тысяч?! Ну и ну! Как же дорого! А этот? Еще дороже! Целых 15 тысяч... А этот – 25 тысяч... Ну и ну! Да это же безобразие! Да где же такие деньги взять, чтобы вот это всё купить?!
И ходит и ходит он с недовольным лицом по магазину от прилавка к прилавка, от стеллажа к стеллажу, как советский ОБХСэсник, и смотрит на товары, которые там стоят, и возмущается и возмущается ценами. Остановился около ноутбука... рассматривает его, говорит сам себе:
- Красивый ноутбук... И сколько он стоит? Сколько? Тридцать тысяч?! Да это же безобразие!
Сотрудник магазина, консультант по компьютерной технике, молодой человек в цивильной форме, в голубой рубашке с синим галстуком, с аккуратной прической подходит к покупателю и культурно говорит ему:
- Вы что-то хотите купить? Вы хотите купить ноутбук?..
- Да ничего я не собираюсь здесь покупать! Да ничего мне здесь не нужно! Мне даже и даром всё это давай – я ничего не возьму! Но почему всё это так дорого стоит?! – возмутился покупатель не покупатель.
- А если вам ничего здесь не нужно, так чего же вы тогда возмущаетесь (ценами)?..

Нина КРАСНОВА
Нина Краснова

НИНА КРАСНОВА - "ДЕВУШКА С ПАТРОНТАШЕМ"


 

Поэтесса Нина Краснова во всеоружии -
с фотоаппаратами и мобильником в трех футлярах
и с канцелярскими и косметическими принадлежностями в сумочке.
Москва, метро "Чистые пруды", 5 марта 2009 г.

5.03.09 (Запись 6 марта 2009 г.) 

НИНА КРАСНОВА – «ДЕВУШКА С ПАТРОНТАШЕМ»

Я раньше любила ходить с большими сумками, в которые можно и рукопись свою положить, и книгу какую-нибудь, причем даже не одну, и записную книжку, и авторучку, и косметическую сумочку... и еще что-нибудь. То есть я любила ходить с сумками-портфелями или навроде портфелей. Как привыкла ходить с ними в школу, а потом и в институт. (В школу я иногда даже с двумя портфелями ходила, потому что брала с собою все учебники, которыми у меня весь мой класс пользовался, а все они в один портфель иногда не помещались, а чужими учебниками я пользоваться не любила, только своими.)
И с какою бы большою сумкою я ни ходила, иногда она была у меня размером с чемодан, всегда она оказывалась для меня маловатою... И в театры, и в художественные галереи, и в редакциии газет, и в журнал «Наша улица» я с такими сумками ходила... как почтальон «с толстой сумкой на ремне», или как солотчинская баба с плетеным «кошелем-севальником». Пока главный редактор «Нашей улицы» писатель Юрий Кувалдин, который тоже всегда ходил с большим рыже-коричневым кожаным портфелем, уже потершимся и даже продырявившимся на уголках (но он сам крупный мужчина, ему большой портфель – как по Сеньке шапка)... пока этот «шеф» «Нашей улицы» однажды ни сказал мне:
- Что ты всегда с такими большими сумками ходишь, которые размером больше тебя самой? Как будто ты из деревни? Что ты в них носишь? Интеллигентная женщина должна ходить с маленькой-маленькой сумочкой. И в сумочке у нее должна лежать и умещаться только губная помада, сигаретка... и купюра в пять тысяч долларов... – добавил он шутя.
- С такими сумочками ходят только проститутки. К тому же я не курю. И не ношу с собою сигарет. Они мне не нужны. И пяти тысяч долларов у меня нет. Их я тоже с собою не ношу, - защищая себя и свои сумки, обиженно заявила я.
- Значит, у тебя должна быть сумочка еще меньшего размера.
- Я деловая женщина. А деловые женщины не ходят с маленькими сумочками, а ходят с деловыми сумками.
- Но не с такими, как у тебя...
...Он сказал это и забыл, наверное. А я не забыла. И когда мои друзья Клыгули – автор «Нашей улицы» Эдуард и его жена Татьяна – подарили мне маленькую кожаную коричневую сумочку, размером с буханочку «Бородинского» хлеба, параллепипедной формы, с замочками-молниями, и с фаллосоподобным «пистончиком» для мобильного телефона, которую привез им из-за границы их сын, я решила ходить по Москве только с этой маленькой сумочкой, как интеллигентная женщина, а не как баба с кошелем, которая приехала в Москву из глухой деревни, и не как почтальон «с толстой сумкой на ремне». И стала ходить только с ней. И с целлофановым пакетом для вещей, которые не помещались в ней, или с тряпочным мешочком, который в отличие от целлофанового, не шуршит и не действует мне и нервным людям на нервы. 


 

Та же самая Нина Краснова, но чуть-чуть в другом ракурсе.
Москва, станция метро "Чистые пруды", 5 марта 2009 г.

А когда у меня появился цифровой фотоаппарат «Pentax» с красным твердым футляром, который не влезал в мою сумочку... я, чтобы иметь его у себя под руками и чтобы не потерять его (я иногда очень рассеянная бываю и тогда легко могу что-то потерять), стала вешать его себе на шею. И так и ходила и не расставалась с ним, как если бы с кошельком, набитым зелеными купюрами. А когда у меня появился мобильный телефон, я и его стала вешать себе на шею, в паралоновом зелено-синем футляре, с черной окантовкой, после того, как из «пистоничика» у меня один раз украли мобильный телефон в толчее московского метро (не новый, а старый, который у меня был до нового)... А потом я и сумочку свою стала вешать не на плечо себе, а на шею, на грудь, на «пузо»... чтобы она не соскочила у меня с плеча и чтобы никто из воров-карманников не мог залезть в нее в той же самой толчее московского метро и не мог бы сдернуть ее у меня с плеча. А когда у меня появился еще один – новый - цифровой фотоаппарат, «Soni», немного получше старого, не с шестью, а с семью пикселями, хотя тоже «мыльница»... я и его стала вешать себе на шею, в новом красном футляре, точно таком же, как старый.
То есть если главный редактор Экслибриса-НГ поэт Женя Лесин вешает себе на шею и на грудь только ручку на веревочке и ходит с ней, «при исполнении» своих служебных обязанностей, то я, кроме ручки на веревочке, стала вешать себе на шею и мобильный телефон, и два фотоаппарата, и сумочку... Кроме ручки на веревочке, которой у меня пока нет, но которую я собираюсь заиметь и тоже вешать ее себе на шею, потому что это очень удобно, потому что все, что висит у тебя (у меня) на шее, никогда не потеряешь.
На Блоковском празднике в Шахматове, который всегда проходит в августе, я один раз увидела одну экстравагантную даму в почти символическом платьице из двух коротких клиньев, у которой на шее висели и бусы, несколько слоев деревянных бус, и три или четыре медальона, и один кулон, и два или три мобильных телефона, и несколько авторучек, и несколько фотоаппаратов... как на живой витрине или как на чудо-дереве Чуковского или как на новогодней елке или как на месопотамских и древнеегипетских женщинах, которые надевали на себя несколько килограммов своих драгоценностей. И это все смотрелось на ней так, будто это были украшения какой-нибудь фараонши... только еще более оригинальные, современные. И мне все это тогда очень понравилось. И поэтому я потом не смущалась навешивать на себя свою «аппаратуру», свою «аммуницию», свой «патронташ», когда шла на какое-нибудь литературное мероприятие, на какие-нибудь литературные вечера и тусовки, где мне приходится делать фотосессии для истории и теперь еще для своего Живого Журнала, и где без всех своих «причиндалов» я – как без рук. Зато я теперь всегда хожу только с маленькой сумочкой. А все, что не помещается в ней, ношу у себя на шее.
И до того я привыкла к тому, что все это висит на мне, что не обращаю на это никакого внимания и удивляюсь, когда кто-то на улице или в метро удивляется всему тому, что висит на мне. 




Все та же Нина Краснова со своим "патронташем"
и с развевающимися от движения электричек волосами.
Москва, станция метро "Чистые пруды", 5 марта 2009 г.

...И вот вчера я иду по перрону метро «Чистые пруды», мимо белых мраморных стен, в своем распахнутом зимнем пальто, в котором мне всегда жарко, потому что у меня кровь горячая... и вижу: мимо меня проходит дежурный миллиционер в белой гимнастерке с погонами и – скользь по мне глазами, серьезным, проницательным, бдительно-настороженным и тревожным взглядом... по всем моим футлярам, которые висят и болтаются на мне, как гранаты у шахидки. Он, наверное, и подумал про меня: не шахидка ли она? Но перевел взгляд с моих футляров на мое не опасное для окружающих лицо и успокоился и прошел мимо меня и, чтобы не попасть и не поставить самого себя в глупую ситуацию, даже не стал меня останавливать и спрашивать у меня: «А что это у вас (гражданочка, сударыня, мадам) такое на вас висит? Не взрывчатки ли какие-нибудь в форме невинных футляров?» А мне сделалось весело. И захотелось посмотреть на себя со стороны, глазами прохожих, я вообще люблю смотреть на себя со стороны (и, может быть, поэтому и фотографироваться люблю).
И я попросила одного молодого человека приятной наружности, в бордовой непромокаемой парусиновой куртке, с раскрытой головой, с темной челочкой на лбу, с интеллектом и добротой в глазах, который, как мне показалось, сможет правильно нажать кнопку на моем фотоаппарате... попросила его сфотографировать меня: «Со всем моим патронташем...» - пояснила я ему. И он нажал на гашетку... тьфу ты, на кнопку.... и сфотографировал меня. Причем тут же усвоил мою «терминологию» и сказал мне: «Я сфотографирую вас не до пояса, а до колен... а то ваш патронташ не будет видно...» - И нажал на кнопочку... 
И вот я смотрю на себя со стороны. И не нахожу в своей экипировке ничего плохого. «Девушка с патронташем», - так назвала бы я свой новый фотопортрет.  

Н
ина КРАСНОВА