Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Нина Краснова

ИСТОРИИ ПРО БРЕЖНЕВА, ПОХОЖИЕ НА АНЕКДОТЫ

04.05.2011 (19.04.2011, 20:03)

ИСТОРИИ ПРО БРЕЖНЕВА, ПОХОЖИЕ НА АНЕКДОТЫ,
ИЛИ АНЕКДОТЫ, ПОХОЖИЕ НА ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ

Я слышала две комичные истории про Леонида Ильича Брежнева, не анекдоты, а истории, которые имели место в его жизни, когда он уже сильно болел и у него голова уже плохо работала и плохо соображала.

1.
На гражданской панихиде в честь одного из усопших государственных чиновников зазвучала музыка – похоронный марш Шопена. Члены советского правительства стояли со скорбными лицами, опустив очи долу. А Леонид Брежнев озирался кругом и не понимал, почему все стоят с такими скорбными лицами. И увидел миловидную даму в чёрном, в черном платье, с черной накидкой на голове, и подошел к ней и пригласил ее на танец... Она не смогла отказать самому Брежневу, положила свои руки ему на плечи и стала медленно танцевать с ним. А Пельше подошел к нему и с ужасом в глазах зашептал:
- Леонид Ильич, что Вы делаете?
- Я один из всех догадался пригласить даму на танец... И не понимаю, почему никто не догадался сделать этого кроме меня, и почему никто не танцует, когда звучит такая красивая музыка... – сказал Леонид Ильич с искренним удивлением глазах.

2.
В одном из театров шёл спектакль о Ленине, которого играл не то Лавров, не то Ульянов (Ульянов – не Ленин). А Леонид Брежнев, приглашённый на этот спектакль, сидел в ложе со своими ассистентами и смотрел, как играют артисты и как Лавров или Ульянов мастерски перевоплощается в вождя мирового пролетариата, и как он выступает со своей речью перед пролетариатом, и аплодировал ему... А в антракте Леонид Ильич поднялся и пошёл к сцене.
- Вы куда, Леонид Ильич? – пытался перегородить ему дорогу Пельше (или не Пельше, а Устинов, или не Устинов, а Громыко, или не Громыко, а Суслов).
- Надо мне пойти поприветствовать Владимира Ильича...

Может быть, это всё же не истории, которые имели место в жизни Брежнева, а анекдоты про него? А может быть, они и не про Брежнева, а про кого-то еще. Просто я слышала их как бы про него.
А есть про Брежнева, как и про всех знаменитых людей, анекдоты, один из которых мне особенно нравится.

3.
Леонид Брежнев заказал своему референту доклад, рассчитанный на один час. Референт написал такой доклад и подал его Леониду Ильичу прямо перед самым съездом, на котором Брежнев должен был прочитать этот доклад.
И вот Брежнев вышел на трибуну и стал читать – по бумаге – «свой» доклад, с которым не успел ознакомиться до этого. Читает час, читает два часа, читает три часа, читает четыре часа... Уже еле языком ворочает, а всё читает и читает доклад, который не кончается и не кончается.
- Я просил тебя написать мне доклад на один час! А ты написал на целых четыре часа! – набросился потом Брежнев на своего референта. – Я сделаю тебе строгий выговор с занесением в личное дело.
- Леонид Ильич, извините... Я написал Вам доклад на один час, как Вы и просили меня об этом. Но Вы вместо одного экземпляра прочитали все четыре экземпляра, которые я Вам дал...

Кто-то говорит, что это даже и не анекдот, а история, которая имела место в жизни и которая есть по существу готовый анекдот.

Нина КРАСНОВА
Нина Краснова

НУ И ПАМЯТЬ У СТАРИКА...

6.05.10, 19:02 (Запись сделана в ЖЖ 13.05.10)

НУ И ПАМЯТЬ У СТАРИКА...

...Из всех анекдотов о войне мне больше всех нравится вот этот. Он рассчитан на людей не только с юмором, но и с большим воображением.

Участник войны, фронтовик, весь в медалях и орденах, пришёл в школу, на урок истории, чтобы рассказать школьникам о войне. Учительница при всем классе говорит ему:
- А вы помните самый первый день войны?
- Ну как же не помнить? Помню! У меня, слава Богу, память хорошая, я на неё не жалуюсь. Я помню первый день войны, как сейчас!
- Расскажите, пожалуйста, об этом нашим ребятам.
- Пожалуйста. Расскажу. Слушайте, ребята. Сижу я, значит, у себя дома, в первый день войны... Вдруг слышу - на улице взрывы! Я подбегаю к окну, смотрю на улицу, а там... ё... твою мать! (Что делается, что творится!) Я подбегаю к другому окну, смотрю... а там... ё... твою мать! Подбегаю к третьему... смотрю... а там... ё... твою мать!
Ученики слушают фронтовика, затаив дыхание. А один ученик с последней парты, второгодник, самый старший из всех ребят в классе, говорит своему соседу по парте:
- Лёх, ни х...я себе - (какая) память у старика...

Нина КРАСНОВА